Выкуп аварийного жилья у собственника судебная практика

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

04 апреля 2013 года                                      г. Абдулино

Абдулинский районный суд Оренбургской области в составе председательствующего судьи Шапошниковой Н.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Осиповой Елены Михайловны, Беловой Екатерины Владимировны, Котовой Марии Егоровны к администрации МО г. Абдулино, администрации МО Абдулинский район об обязании выкупить квартиры,

иску Администрации МО г. Абдулино к Осиповой Елене Михайловне, Беловой Екатерине Владимировне, Котовой Марии Егоровне о приведении помещения в перепланированное состояние, и погашении регистрационной записи,

УСТАНОВИЛ:

Осипова Е.М., Белова Е.В.. Котва М.Е. обратились в суд с иском к ответчикам об обязании их выкупить принадлежащие им квартиры. В обоснование иска указывают, что дом, в котором они проживют и собственниками квартир в котором являются, признан аварийным.

Соглашения между ними и муниципальной властью относительно предоставления жилого помещения не достигнуто, в связи с чем просят произвести выкуп их квартир. Ответчики не выполняют своих обязанностей по выкупу квартир.

Просят обязать ответчиков выкупить принадлежащие им квартиры.

Администрация МО г.

Абдулино обратилась в суд с иском к Осиповой Елене Михайловне, Беловой Екатерине Владимировне, Котовой Марии Егоровне о приведении самовольно перепланированного помещения в прежнее состояние и погашении регистрационной записи в обоснование иска указали, что Осипова, Белова, Котова самовольно провели перепланировку и в нарушение процедуры без соответствующих согласований составили соглашение о выделе долей и разделили трехкомнатную квартиру в три однокомнатные. При этом согласия и разрешения на перепланировку не получали. Просят обязать ответчиков привести перепланированное помещение в прежнее состояние и обязать регистрационную службу погасить актовые записи о регистрации права.

В судебном заседании истцы-ответчики Осипов Е.М., Белова Е.В., и их представитель Ибрагимова О.В. иск поддержали и суду показали, что фактически никогда данная квартира не была трехкомнатной. Их вынудили составить план на трехкомнатную квартиру при проведении приватизации так как у прежнего собственника Епихина были документы на квартиру.

При проведении обследования они не присутствовали, о том, что дом аварийный узнали только когда их уведомили о переселении. Никаких запретов на регистрацию квартир не было, соглашение никем не оспорено. Считают, что квартиры подлежат выкупу как отдельные по своей стоимости. Просили иск удовлетворить.

Иск администрации не признали, сославшись на нецелесообразность проведения перепланировки. Фактически каждая из квартир была отдельной. В квартире Котовой разрушена уличная стена, если прорубать входы то это ослабит конструкцию, а проход в квартиру Котовой фактически откроет свободный доступ в квартиру с улицы. Просили в иске отказать.

Изначально дом был шести квартирным и все входы в квартиры были отдельные. Когда проходила приватизация, то документы были у её отца и чтобы как-то оформить дом попросили сделать план БТИ прорезать входы и объединить одну квартиру в одну. Хотя владельцы все были разные и у них стало по 1/3 доли в праве на квартиру 2, но входы так и остались отдельными и квартиры отдельными.

Как собственники они составили соглашение о выделении долей, БТИ им составило кадастровый паспорт и затем они провели регистрацию своих квартир.

В судебном заседании истец-ответчик Котова М.Е. не участвовала, был извещена надлежащим образом, просила дело рассмотреть в её отсутствие.

В судебном заседании представитель ответчика-истца Бугаец Е.Н. действующая на основании доверенности, иск Осиповой, Беловой, Котовой не признала и пояснила, что поддержал и пояснил суду, что раньше у истцов была трехкомнатная квартира по 1/3 доли в праве. Дом был признан аварийным.

Затем они самовольно произвели перепланировку и сделали три однокомнатные квартиры в нарушение требований жилищного кодекса. В программу включена трехкомнатная квартира в связи с чем выкупать однокомнатные они не могут. Они не против выкупа трехкомнатной квартиры. Просила в иске отказать.

Свой иск поддержала и пояснила суду, что перепланировка проведена в нарушение требований ЖК РФ нет соответствующих разрешений и согласований, регистрация проведена на основании соглашения которое противоречит ЖК РФ в связи с чем зарегистрированное право подлежит погашению, так как незаконна сама перепланировка помещений.

В судебном заседании представитель ответчика Администрации МО Абдулинский район Лапшина Е.Н.

действующая на основании доверенности иск не признала и показала суду, что в данном случае это расходное обязательство Администрации города в связи с чем они не надлежащие ответчики.

При признании дома аварийным ими никакие документы никуда не направлялись ни в БТИ ни в Регистрационную Службу, запреты не накладывались. У неё таковых документов и сведений не имеется. Просила в иске Осиповой, Беловой, Котовой отказать.

Выслушав стороны, исследовав материалы дела, суд считает исковое заявление Осиповой Е.М., Беловой Е.В. Котовой М.Е. подлежащим удовлетворению, а исковое требование администрации МО г. Абдулино не подлежащим удовлетворению.

Судом установлено, что в г. Абдулино по ул. Гарем 7 находится жилой дом, в настоящее время состоящий из пяти квартир.

Из исследованного судом инвентаризационного дела видно, что дом по адресу Гарем, 7 построен в 1956 году и число квартир в указанном доме 6, что подтверждается технической инвентаризацией домовладения проводимой 13.02.1978 года.

Затем при приватизации в 2004 году ввиду того, что квартира № 2 была заброшена её объединили с квартирой № 1 и присвоен номер № 1 данное обстоятельство подтвердили все участники судебного разбирательства и в соответствии со ст. 68 ГПК РФ суд признает данный факт установленным.

Также ввиду того, что на квартиры 3 и 6 отсутствовали документы было предложено объединить данные квартиры с квартирой 4, при том, что владельцами данных квартир являлись разные люди. В стенах разделяющие квартиры были проделаны дверные проемы и отдельные квартиры стали трехкомнатной квартирой с долевыми владельцами по 1/3 доли в праве.

В 2003 году составлен новый генеральный план строения по ул. Гарем, 37 с квартирами 1,2,3.

Согласно договору о передаче квартиры в собственность граждан собственниками квартиры по ул. Гарем, 37 кв. 2 стали Епихина Е.В., Осипова Е.М., Котова М.Е. в равных долях по 1/3.

Источник: http://pravozashhitnik.ru/blog/ob_objazanii_administracii_vykupit_avarijnoe_zhiloe_pomeshhenie/2013-05-12-91

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23.05.2017 N 1-КГ17-6

Выкуп аварийного жилья у собственника судебная практика

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 мая 2017 г. N 1-КГ17-6

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Рыженкова А.М. и Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Мильвович Л.А. к администрации муниципального образования “Город Архангельск” о взыскании денежной компенсации в счет возмещения за жилое помещение,

по кассационной жалобе Мильвович Л.А. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 22 сентября 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Рыженкова А.М., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

установила:

Мильвович Л.А. обратилась в суд с иском к администрации муниципального образования “Город Архангельск” о взыскании денежной компенсации в счет возмещения за жилое помещение.

В обоснование исковых требований указано, что истец по договору купли-продажи от 18 августа 2008 г. является собственником 1/10 доли в праве общей долевой собственности на жилое помещение 25-комнатную квартиру площадью кв. м, расположенную по адресу: , что соответствует двум жилым комнатам N 1 площадью кв. м, N 1а площадью кв. м и вспомогательному помещению площадью кв.

м (согласно техническому паспорту жилого помещения квартира N 12). Заключением межведомственной комиссии от 24 января 2008 г. указанный выше жилой дом признан аварийным и непригодным для проживания, после чего снесен.

Поскольку предусмотренная статьей 32 Жилищного кодекса Российской Федерации процедура не была соблюдена, компенсация за жилое помещение ей не предоставлена, просила взыскать с ответчика (с учетом уточненных требований) денежную компенсацию за 1/10 доли в праве собственности на указанную квартиру в размере 690 000 руб.

, а также возмещение расходов на регистрацию права собственности на другое жилое помещение в размере 2 000 руб., на оплату услуг по подбору жилого помещения в размере 50 000 руб., расходы на проведение оценки в сумме 2 000 руб.

Решением Октябрьского районного суда г. Архангельска от 13 мая 2016 г. иск удовлетворен.

С ответчика взыскано возмещение за жилое помещение – 1/10 доли в праве общей долевой собственности на квартиру площадью кв. м на втором этаже в доме по ул. в размере 742 000 руб. (690 000 руб. + 50 000 руб. + 2 000 руб.).

С администрации в пользу Мильвович Л.А. взысканы расходы на оплату составления отчета об оценке в размере 2 000 руб., а также уплаченная при подаче иска государственная пошлина в размере 1 760 руб.

С администрации в пользу общества с ООО “Респект” взыскано в счет оплаты стоимости судебной экспертизы 6 000 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 22 сентября 2016 г. указанное решение суда отменено, по делу постановлено новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене оспариваемого судебного постановления ввиду существенных нарушений норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Рыженкова А.М. от 17 апреля 2017 г. кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, извещены о времени и месте рассмотрения дела в порядке статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены обжалуемого судебного постановления.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены судом апелляционной инстанции.

Как усматривается из материалов дела, на основании договора купли-продажи от 18 августа 2008 г. Мильвович Л.А. является собственником 1/10 доли в праве общей долевой собственности на помещение второго этажа в доме (л.д. 10).

Заключением межведомственной комиссии от 24 января 2008 г. указанный выше жилой дом признан аварийным и подлежащим сносу.

Распоряжением заместителя мэра г. Архангельска от 11 марта 2008 г. N 216р на МУП “Жилкомсервис” возложена обязанность после обеспечения жильцов дома жилыми помещениями маневренного фонда выполнить за счет средств предприятия работы по сносу здания и планировке территории, после чего списать данный дом с баланса (л.д. 3).

Согласно сообщению департамента городского хозяйства мэрии г. Архангельска от 25 ноября 2015 г. жилой дом, расположенный по адресу: , снесен (л.д. 12).

Из сообщения департамента муниципального имущества администрации муниципального образования “Город Архангельск” от 12 января 2016 г. следует, что жилые и нежилые помещения в доме не числятся. Жилые помещения в указанном доме сняты с кадастрового учета и исключены из реестра на основании распоряжения мэра г. Архангельска от 7 июля 2014 г. N 2129 р (л.д. 68).

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции указал на то, что жилой дом, в котором находилось принадлежащее истцу жилое помещение, признан аварийным и подлежащим сносу, в связи с чем истец имеет право на получение выкупной стоимости жилого помещения.

То обстоятельство, что администрация муниципального образования снесла дом, то есть осуществила действия по реализации властных полномочий, не разрешив вопрос о выплате возмещения собственникам жилых помещений в установленном порядке, без соблюдения процедуры, установленной статьей 32 Жилищного кодекса Российской Федерации, не является основанием для освобождения ответчика от выплаты возмещения за жилое помещение.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции исходил из того, что правовым последствием признания дома аварийным и подлежащим сносу для собственника жилого помещения является выплата ему выкупной цены изымаемого жилого помещения, порядок и процедура которой определены в статье 32 Жилищного кодекса Российской Федерации, предусматривающей предъявление собственнику требования о сносе и реконструкции названного жилого дома.

Поскольку требование о сносе или реконструкции признанного аварийным жилого дома его собственникам не направлялось, решение об изъятии земельного участка не принималось, судебная коллегия пришла к выводу о том, что у администрации муниципального образования отсутствовала законная возможность осуществить возмездное изъятие принадлежащего ей жилого помещения в аварийном жилом доме, а также ее доли в праве собственности на земельный участок, с учетом которой определена выкупная стоимость.

При этом суд апелляционной инстанции указал на то, что Мильвович Л.А.

не лишена возможности осуществить защиту своих прав собственника жилого помещения в аварийном многоквартирном жилом доме путем понуждения администрации муниципального образования к осуществлению регламентированной статьей 32 Жилищного кодекса Российской Федерации процедуры изъятия земельного участка и принадлежащего ей жилого помещения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение принято с существенным нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

Согласно части 8 статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации предоставление собственнику взамен изымаемого жилого помещения другого жилого помещения допускается только по соглашению с собственником жилого помещения с зачетом стоимости предоставляемого жилого помещения в выкупную цену.

Таким образом, жилое помещение может быть изъято у собственника либо путем выкупа, либо по соглашению с собственником ему может быть предоставлено другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену.

В силу части 9 статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации, если собственник жилого помещения не согласен с решением об изъятии жилого помещения либо с ним не достигнуто соглашение о выкупной цене жилого помещения или других условиях его выкупа, орган государственной власти или орган местного самоуправления, принявшие такое решение, могут предъявить в суд иск о выкупе жилого помещения.

В соответствии с пунктом 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г.

N 14 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации” судам следует учитывать, что в силу части 10 статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации признание в установленном порядке многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции является, по общему правилу, основанием для предъявления органом, принявшим такое решение, к собственникам жилых помещений в указанном доме требования о его сносе или реконструкции в разумный срок за счет их собственных средств.

В том случае, если собственники жилых помещений в предоставленный им срок не осуществили снос или реконструкцию многоквартирного дома, органом местного самоуправления принимается решение об изъятии земельного участка, на котором расположен указанный аварийный дом, для муниципальных нужд (чтобы на территории муниципального образования не было жилого дома, не позволяющего обеспечить безопасность жизни и здоровья граждан) и соответственно об изъятии каждого жилого помещения в доме путем выкупа, за исключением жилых помещений, принадлежащих на праве собственности муниципальному образованию. К порядку выкупа жилых помещений в аварийном многоквартирном доме в этом случае согласно части 10 статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации применяются нормы частей 1 – 3, 5 – 9 статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации. При этом положения части 4 статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации о предварительном уведомлении собственника об изъятии принадлежащего ему жилого помещения применению не подлежат.

Как усматривается из материалов дела, ответчиком процедура изъятия жилого помещения для муниципальных нужд, установленная статьей 32 Жилищного кодекса Российской Федерации, нарушена, в связи со сносом жилого дома возможность соблюдения такой процедуры утрачена.

На момент рассмотрения спора принадлежащее истцу на праве собственности жилое помещение в результате распорядительных действий ответчика было фактически изъято из ее владения без предоставления равноценного возмещения.

Между тем в соответствии со статьей 35 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Несоблюдение органом местного самоуправления установленной законом процедуры, что имеет место по настоящему делу, не должно умалять права истца и препятствовать их восстановлению.

Учитывая изложенные выше нормы права, вывод суда апелляционной инстанции о том, что Мильвович Л.А.

не лишена возможности осуществить защиту своих прав собственника жилого помещения в аварийном многоквартирном жилом доме путем понуждения администрации муниципального образования к осуществлению регламентированной статьей 32 Жилищного кодекса Российской Федерации процедуры изъятия земельного участка и принадлежащего ей жилого помещения, является необоснованным.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем обжалуемое судебное постановление подлежит отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 22 сентября 2016 г. отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение.

——————————————————————

Источник: https://legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-23052017-n-1-kg17-6/

Мотовилихинский районный суд г. Перми

Выкуп аварийного жилья у собственника судебная практика
sh: 1: –format=html: not found

ДОКУМЕНТЫ СУДА

Анализ апелляционной практики суда по уголовным делам за 2019 год

Анализ апелляционной практики суда по уголовным делам за 2019 год

Анализ апелляционной практики суда по уголовным делам за 2019 год

В соответствие с планом работы Мотовилихинского районного суда г. Перми на 2020 год проведено изучение апелляционной практики суда по уголовным делам за 2019 год.

Мотовилихинским районным судом г. Перми за 12 месяцев 2019 года окончено 597 уголовных дел, из них с вынесением приговора 490.

В апелляционном порядке обжаловано 236 приговоров, без изменения оставлено 227, в отношении 2 лиц приговоры отменены, в отношении 7 лиц изменены. Качество принятых судебных решений по уголовным делам от числа обжалованных, как и в предыдущем периоде составило 96,2% и превышает как городской (93,8%), так и краевой (92,4%)  показатели качества.

 По судьям качество распределилось следующим образом.

 Обжаловано приговоров Оставлено без изменения Отменено Изменено % 2019 % 2018
Архипова И.П.19170289,594,4
Булдакова А.В.2200100
Бурлякова С.В.45450010094,4
Гурьева В.Л.31300196,891,7
Долматов А.О.24240010097,7
Журавлева Т.А.131300100100
Истомин К.А.2524019687,9
Симонова Н.Б.272700100100
Спиридонов О.Б,27231385,2100
Шатова О.С.23221095,797
Всего2362272796,296,2

Основания к отмене приговоров

Обвинительный приговор по ч. 2 ст. 118 УК РФ в отношении Г. отменен судом апелляционной инстанции.

 Г. признана невиновной и оправдана на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, то есть за отсутствием в ее деянии состава преступления. Отменяя приговор, суд апелляционной инстанции указал на неверный подход к определению наличия в действиях Г. состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 118 УК РФ.

Вывод о наличии в действиях Г. состава преступлениях суд мотивировал тем, что в деянии Г. наличествует преступная небрежность, ее бездействие, в силу неосторожного характера вины, хотя непосредственно и не причинило тяжкого вреда здоровью потерпевшим, но выразилось в создании по неосторожности условий, способствовавших причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшим со стороны третьих лиц.

Однако, как указано судом апелляционной инстанции, создание по неосторожности условий для умышленного причинения вреда здоровью потерпевших третьими лицами не соответствуют конструкции примененной при квалификации действий Г. уголовно-правовой нормы – ч. 1 ст. 118 УК РФ.

 Прокурором Пермского края на состоявшиеся судебные решения подано кассационное представление.

Седьмой кассационный суд общей юрисдикции, отменяя решения судов первой и апелляционной инстанций и направляя уголовное дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда, указал на существенное нарушение судами норм Общей части УК РФ в связи со следующим.

Действия Г., квалифицированные органом предварительного расследования по  п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ, судом первой инстанции переквалифицированы на ч. 2 ст. 118 УК РФ, как причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей.

Между тем, придя к указанному выводу, суд первой инстанции не принял во внимание то, что причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей является общей нормой по отношению к нормам, предусматривающим уголовную ответственность за причинение смерти по неосторожности в результате нарушения специальных правил безопасности, регламентирующих осуществление той или иной профессиональной деятельности.

Согласно положениям ч. 3 ст. 17 УК РФ, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, уголовная ответственность наступает по специальной норме.

Переквалифицировав содеянное, и придя к выводу о том, что Г. виновна в совершении преступления по неосторожности, тем самым изменив форму вины к содеянному, суд не привел оценку исследованным доказательствам.

Кроме того, изменив квалификацию, суд не учел, что состав ст. 118 УК РФ предусмотрен иной главой УК РФ, предусматривает иной объект посягательства и не привел в этой части суждения для изменения квалификации.

Основаниями для отмены апелляционного оправдательного приговора суд кассационной инстанции указал отсутствие в приговоре собственных выводов суда апелляционной инстанции об обстоятельствах дела, не установление фактических обстоятельств в нарушение требований ст. ст. 299, 305, 389.28, 389.29 УПК РФ (1-356/2019, судья Спиридонов О.Б.).

Отменяя оправдательный приговор по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ, и направляя дело на новое судебное рассмотрение иным составом суда со стадии судебного разбирательства, суд апелляционной инстанции указал на следующее.

Принимая решение об оправдании П.

и, приходя к выводу о совершении им инкриминируемого деяния в состоянии необходимой обороны, суд по существу признал его показания об обстоятельствах дела достоверными, непротиворечивыми, соответствующими действительности, а также последовательными и согласующимися с другими доказательствами, а показания потерпевшего ложными, не отвечающими всем перечисленным признакам.

Между тем, никаких убедительных доказательств, свидетельствующих об этом, и опровергающих мнение стороны обвинения об обратном суд в приговоре не привел.

Судебной коллегией указано, что при новом разбирательстве дела суду следует устранить  отмеченные недостатки. Дать оценку всем доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим П., выяснить противоречия, если они имеются, в показаниях допрашиваемых и оценить их, а также принять по делу решение в соответствие с законом (1-454/2019, судья Шатова О.С.).

Основания к изменению приговоров

В связи с неправильным применением норм уголовного закона суд апелляционной инстанции исключил из числа доказательств показания свидетеля Ш. в части изложения обстоятельств совершения преступлений, ставших ему известными со слов осужденных в связи с исполнением им служебных обязанностей.

Также по данному делу принимая решение об изменении категории преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, суд не принял во внимание положения ч. 6 ст.

15 УК РФ, в соответствие с которыми категория особо тяжкого преступлениях может быть изменена не более чем на одну категорию при условии назначения наказания, не превышающего 7 лет лишения свободы.

С учетом изложенного при назначении осужденным наказания в виде 8 лет 6 месяцев лишения свободы и последующем изменении категории преступления суд не учел положения Общей части УК РФ.

Указанные обстоятельства повлекли изменение обвинительного приговора со снижением наказания до 7 лет лишения свободы с назначением более мягкого наказания по совокупности преступлений в силу ч. 2 ст. 69 УК РФ (1-469/2018, судья Спиридонов О.Б.).

Принимая решение об освобождении осужденных К. и Е. от наказания в связи с применением акта об амнистии, суд первой инстанции неправильно применил положения п.

9 постановления Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», согласно которым суд, если признает необходимым назначить наказание условно, либо применить отсрочку отбывания наказания, освобождает лицо от наказания и не учел правила, изложенные в п. 12 указанного акта о том, что необходимо снять судимость с лиц, освобожденных от наказания на основании п. 9 настоящего Постановления.

В этой связи осужденные освобождены от назначенного судом первой инстанции не только основного наказания в виде лишения свободы, но и дополнительного – в виде штрафа со снятием судимости.

Кроме того, решая вопрос о зачете времени содержания осужденного В. под домашним арестом, суд первой инстанции не учел правила ч. 1 ст. 10 УК РФ, согласно которым уголовный закон, иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет, а в силу ч. 1 ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Как следовало из материалов уголовного дела, осужденному В. избрана мера пресечения в виде домашнего ареста с 13 мая 2016 года, то есть до вступления в силу Федерального закона от 14 июля 2018 года № 186, ухудшающего его положение, и изменена на содержание под стражей 4 июля 2019 года в связи с постановлением приговора и назначением реального лишения свободы.

Учитывая изложенное, весь период содержания В. под домашним арестом, в том числе с 14 июля 2018 года по 3 июля 2019 года включительно, зачтен в срок лишения свободы из расчета один день нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы.

Вместе с тем, принимая во внимание положения статьи 72 УК РФ в редакции Федерального закона от 3 июля 2018 года, началом срока отбывания наказания осужденных В.С., В., Г. судом апелляционной инстанции признан день вступления приговора Мотовилихинского районного суда г. Перми от 4 июля 2019 года в законную силу (1-50/2019, судья Спиридонов О.Б.).

При назначении Л. наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности виновного, влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни семьи, а также смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства.

Вместе с тем, как следует из приговора, каких-либо отягчающих наказание обстоятельств по делу установлено не было. В этой связи ссылка суда на их наличие исключена из приговора.

Помимо этого судом указано, что при определении наказания учтено мнение потерпевшего о наказании, который в соответствие с протоколом судебного заседания просил о максимальном сроке лишения свободы.

Данная ссылка противоречит правовой позиции, высказанной  КС РФ в определении от 25 сентября 2014 года № 2053-О, о том, что обязанность государства обеспечивать права потерпевших от преступлений не предполагает наделение их правом определять необходимость осуществления публичного уголовного преследования в отношении того или иного лица, а также пределы возлагаемой на это лицо уголовной ответственности наказания – такое право в силу публичного характера уголовно-правовых отношений принадлежит только государству. При таких обстоятельствах ссылка на мнение потерпевшего также исключена из приговора.

В связи с внесением указанных изменений, назначенное Л. наказание смягчено с учетом требований ст.ст. 6,60 УК РФ, а также ч. 1 ст. 62  УК РФ, определяющих общие начала назначения наказания (1-444/2019, судья Архипова И.П.)

Ю. осужден приговором суда по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, за преступление, предусмотренное п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ, к 2 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по их совокупности путем частичного сложения, к 2 годам 4 месяцам лишения свободы с применением ст. 70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Источник: http://motovil.perm.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=188

Верховный суд назвал выкупную цену ветхого жилья

Выкуп аварийного жилья у собственника судебная практика

Как могли заметить наши постоянные читатели, в рамках этой рубрики мы обращаемся не только к законодательным новациям, но также анализируем документы, выпускаемые высшими судебными инстанциями. Это как имеющие немалое значение конкретные вердикты, так и обзоры судебной практики по тем или иным категориям дел.

1″, “wrapAround”: true, “fullscreen”: true, “imagesLoaded”: true, “lazyLoad”: true }>

Роман Савичев

ЗАКОНный интерес

Крайне важный документ в мае обнародовал Верховный суд РФ, который обобщил судебную практику по делам, которые в целом официально именуются «об обеспечении жилищных прав граждан». Но речь в данном случае идет исключительно о тех непростых ситуациях, в которых оказываются люди, чьи дома признаны аварийными и подлежащими сносу или реконструкции.

Судьями был выработан ряд четких рекомендаций разрешения споров, предметом которых зачастую является бездействие и ненадлежащее исполнение органами местного самоуправления своих обязанностей в сфере жилищного строительства, подчеркивает важность нового судебного обзора руководитель известного на Юге России «Юридического агентства «СРВ» Роман Савичев.

– Учитывая многочисленные публикации в региональной и федеральной прессе, можно однозначно утверждать, что государство выделило огромные деньги на то, чтобы решить проблему ветхого жилого фонда, – проще говоря, чтобы ликвидировать бараки и достойно расселить их обитателей. Но, несмотря на то что схема «снос старого жилья – выделение нового» выглядит довольно просто да и многие процедуры детально прописаны в правовых документах, процесс нередко затягивается. Как зачастую бывает, просто все получается лишь на бумаге, – отмечает Р. Савичев.

Потому немало граждан не соглашается с предложениями чиновников и идет отстаивать свои интересы через Фемиду.

Верховный суд собрал и проанализировал огромное число таких дел: об оспаривании решений, действий или бездействия чиновников из органов местного самоуправления и представителей межведомственных комиссий по вопросам, связанным с признанием жилого помещения не пригодным для проживания и сроками расселения. Также в судах поднимаются вопросы о вне-очередном предоставлении жилья, о выселении и другие. Потому многие рекомендации будут интересны не только юристам, но и простым гражданам.

В частности, Верховный суд заявил, что зачастую в центре спора оказывается цена выкупаемых государством квадратных метров. Это дела, когда местные суды рассматривают вопросы прав собственников, у которых изымают ветхое жилье и определяют, сколько оно будет стоить.

В таких спорах, заявил Верховный суд, местные суды обязаны при определении выкупной цены изымаемого жилого помещения учитывать стоимость доли в праве собственности на общее имущество в доме.

То есть в зданиях, идущих под снос, в стоимость должна быть включена еще и доля гражданина в праве собственности на земельный участок.

По общему правилу, напомнил Верховный суд, выкупная цена жилого помещения, сроки и другие условия выкупа определяются соглашением с собственником жилого помещения. Это сказано в статье 32 Жилищного кодекса РФ.

При возникновении спора о размере выкупной цены рыночная стоимость жилого помещения должна быть установлена по правилам, предусмотренным Законом от 29 июля 1998 года № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации».

Но судебная практика показала: единого подхода к определению выкупной цены в судах страны пока нет.

Дело в том, что не все принимают во внимание, что собственникам помещений в многоквартирном доме на праве общей долевой собственности принадлежит общее имущество в их доме.

А еще гражданам может принадлежать участок земли, если он поставлен на государственный кадастровый учет. Все эти положения есть в Жилищном кодексе.

Верховный суд подчеркнул, что положениями Жилищного и Гражданского кодексов РФ установлена неразрывная взаимосвязь между правом собственности на жилье и землю под ним. Стоимость доли в праве собственности на участок под многоквартирным домом должна включаться в рыночную стоимость жилого помещения.

Они не могут определяться отдельно.

С учетом этих моментов, по мнению высшего суда, надо признать правильной практику тех судов, которые при определении выкупной цены изымаемого жилого помещения учитывают в ее составе стоимость доли в общем имуществе многоквартирного жилого дома, включая земельный участок.

Решение проблемы ветхого жилья предполагает и другой сценарий, когда муниципалитет предоставляет собственникам другую жилплощадь.

Зная об этом, некоторые отказываются от предлагаемых за барак денег и спешат в суд с исками о возложении на администрацию обязанности предоставить им другое пригодное для проживания жилое помещение.

Со своей стороны, суды отказывают в удовлетворении таких требований, что, с точки зрения ВС РФ, является правильным.

В обзоре поясняется: если многоквартирный дом, признанный аварийным и подлежащим сносу, не включен в региональную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда, суд не вправе обязать органы государственной власти или местного самоуправления обеспечить собственника изымаемого жилого помещения другим жильем. Это обусловлено тем, что на них возлагается обязанность лишь по выплате выкупной цены изымаемого жилого помещения.

С другой стороны, если жилой дом, готовящийся под снос, попал в региональную адресную программу по переселению, то его жильцам не может быть отказано в предоставлении другого жилья. Собственники уже на законных основаниях и по своему выбору имеют право требовать либо деньги, либо другую жилую собственность.

К слову, даже в тех случаях, когда вопрос с переселением из аварийного жилья уже решен, права и интересы жильцов многими администрациями продолжают нарушаться.

Например, людей вынуждают заключать договоры мены жилых помещений или принудительно выселяют в другие квартиры.

При этом ряд судов полагает возможным удовлетворение исков о принудительном переселении собственников жилых помещений в аварийных многоквартирных домах в предлагаемое муниципалитетами жилье, ссылаясь на его равноценность и благоустроенность.

Другие же суды исходят из того, что предоставление другого жилого помещения на праве собственности возможно исключительно при наличии достигнутого об этом соглашения с ним. То есть принудительно переселить жильцов, пусть даже из не пригодного для проживания помещения, администрация не имеет права. Данную позицию судов Верховный суд и признает правильной и обоснованной.

Добавлю, что в обзоре также оговариваются ситуации, когда налицо формальный подход к делу тех самых межведомственных комиссий, которые, собственно, и принимают решение о том, исправит ли ситуацию капитальный ремонт дома или строение должно быть снесено как аварийное.

Чиновники, к сожалению, не всегда утруждают себя фактическими проверками и обследованиями.

Например, вместо проведения строительных и санитарных экспертиз, замеров, снятия параметров микроклимата, обследования несущих конструкций, проверки инженерно-технических систем отопления и электроснабжения комиссией проводится исключительно визуальный осмотр помещений.

И в том случае если установлено такое бездействие, заключение комиссии, а соответственно, и решение местных властей о сносе или, напротив, пригодности помещений для проживания теряют юридическую силу.

Вместе с тем четко сказано и по поводу стараний тех граждан, которые пытаются придать своему жилью статус аварийного, как говорится, в обход принятого порядка.

В частности, кое-кто обращается в суд, заявляя требования о признании своей квартиры не пригодной для проживания, а также не подлежащей восстановлению путем реконструкции и ремонта.

Однако, резюмирует Верховный суд, решить таким образом вопрос нельзя: действующее законодательство относит его к исключительной компетенции межведомственной комиссии, исключая из полномочий судебных органов.

Юлия ПЛАТОНОВА

Легко лишь на бумаге / Газета «Ставропольская правда» / 25 июня 2014 г.

Источник: https://stapravda.ru/20140625/verkhovnyy_sud_nazval_vykupnuyu_tsenu_vetkhogo_zhilya_77559.html

Выкупная цена аварийного жилья: судебная практика

Выкуп аварийного жилья у собственника судебная практика

Аварийной недвижимость признается по постановлению специальной межведомственной комиссии. Ее назначают органы государственной власти. На основании этого решается судьба объекта, как правило, оно подлежит сносу или реконструкции.

Предоставление жилья с целью переселения собственников предусмотрено статьями 32, 86, 87, 89 ЖК РФ. Существуют специальные программы, работающие в отдельных регионах, для расселения аварийных жилых домов.

В каждом конкретном случае условия и сроки переселения устанавливаются в индивидуальном порядке.

Особенности выкупной стоимости

Согласие на получение денежной компенсации, которое дается собственником жилого помещения, является основанием проведения расчетов с целью определения выкупной цены. Для этого производится оценка недвижимости, расчет выкупной стоимости выполняется на основе целого ряда различных факторов.

Они представлены в ч.7 ст. 32 ЖК РФ. Владельцу аварийного жилья такой вариант может быть предложен, если нет другого жилого помещения, удовлетворяющего всем необходимым требованиям. Окончательная сумма возмещения, сроки ее выплаты и прочие условия обязательно согласовываются с собственником.

Важно! Если проживание гражданина в аварийном доме подтверждается договором социального найма, то возможен единственный вариант – переселение в новую квартиру, равноценную по площади и благоустройству.

После того как все нюансы, связанные с выкупной стоимостью согласованы с владельцем квартиры, то возмещение выплачивается в указанные сроки.

Гражданин, который обладает правом собственности на помещения, может написать заявление, чтобы получить возможность пользоваться жильем в срок до шести месяцев.

Такая просьба удовлетворяется, если в собственности гражданина нет другого места проживания.

Формирование выкупной цены

Как формируется выкупная цена аварийного здания, судебная практика не отвечает однозначно. Сегодня очень часто гражданами подаются иски по этому вопросу. Жильцы судятся с органами власти из-за применения неправильного подхода к расчетам в целом. Следует понимать, что определение выкупной цены в судах это довольно длительный процесс.

Выкупная стоимость квартиры в доме рассчитывается с учетом многих факторов. Все вопросы, связанные с расчетами возмещения, согласовываются с владельцем помещения.

Прежде всего, должны быть проведены мероприятия, которые направлены на определение рыночной стоимости жилья.

Если по этому вопросу возникают разногласия между органами власти и собственником, то перед тем как обращаться в судебные инстанции нужно внимательно изучить ФЗ от 29.07.1998 №135. в котором имеются подробные разъяснения этого вопроса.

Другие основные убытки, которые учитываются в расчете:

  • Финансовые потери, связанные с вынужденной переменой местожительства. Если гражданин покупает новую квартиру, то в расчете должны быть предусмотрены затраты на временное пользование иным жильем до оформления новой недвижимости в собственность.
  • Финансовые траты на поиск нового жилья и переезд. Сюда также включаются затраты на оформление собственности на новое жилье.
  • Денежные расходы при прекращении собственных обязательств владельца перед третьими лицами.

Судебная практика

По статистике большое количество заседаний посвящено определению выкупной цены в судах. Это происходит, когда владелец отказывается подписывать соглашение по каким-либо причинам и начинает свои права отстаивать в суде.

Следует знать, что законом предусматривается возможность принудительного изъятия аварийного жилого помещения. Такое действие может быть предпринято по решению суда, если предварительно владельцу предоставлялось равноценное по своему благоустройству жилое помещение.

При расчете выкупной стоимости недвижимости, которая находится в аварийном состоянии, судебные органы строго придерживаются положений действующего законодательства. В выкупную стоимость аварийного жилья обязательно должна включаться компенсация за невыполненный капитальный ремонт.

Немногие знают, что наймодатель в соответствии с действующим законодательством обязан проводить капитальный ремонт дома в соответствии с утвержденными графиками. Если до приватизации жилого помещения плановый капитальный ремонт не был проведен, то это могло привести к снижению надежности многоквартирного жилого дома.

В таких случаях в выкупной стоимости аварийного жилья обязательно должна быть предусмотрена определенная сумма компенсации.

В расчете отдельными пунктами выделяются следующие расходы на услуги:

  • Транспортной компании,
  • Риэлтерской организации,
  • Нотариальной конторе.

Некоторые прочие нюансы

Единый подход в определении выкупной стоимости недвижимости, которая признана аварийной, в настоящее время судебными экспертами не выработан. Очень часто при судебных разбирательствах возникают спорные моменты. Это подтверждается обзорами судебной практики.

Не всегда при расчете учитывается:

  • Доля на общее имущество.
  • Часть в праве общей собственности на земельный участок.

Судьи при принятии решения становятся на сторону владельца авариного помещения достаточно редко. Они иногда не соглашаются с тем, что при расчете выкупной стоимости должна учитываться стоимость общего имущества дома. Часто упускается факт, что участок земли, на котором построен дом, также является собственностью граждан, которые проживают в приватизированных квартирах.

В силу сложности вопроса, документ, который бы устраивал все стороны, сформировать очень трудно. И спорные ситуации в основном касаются того, сколько стоит земельный участок и общедомовое имущество. В силу этого судебные разбирательства иногда затягиваются на длительное время, при этом всегда в них должны учувствовать опытные юристы.

Кроме этого, собственнику следует понимать, что в любом случае выкупная стоимость аварийного жилья, даже с учетом всех факторов, не может быть высокой. То есть, на полученное финансовое возмещение, вряд ли получится, приобрести хорошее жилье.

Источник: https://metr.guru/avarijnoe-zhile/vykupnaya-stoimost-kvartiry-v-avarijnom-dome

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.